01.08.2013

Под знаменем революции

 В очередной прогулке по Севастополю  сделаем остановку на улице Матюшенко, расположенную в Ленинском районе на горе с одноименным названием, между улицами Ивана Кожанова и Черноморской. До 5 марта 1938 года эта улица называлась Рудольфовой, по имени владельца хутора - Готлиба Рудольфа. Нынешнее название улица носит в честь смелого бунтаря, героя революционных событий 1905 года Афанасия Николаевича Матюшенко, руководителя восстания на броненосце «Князь Потемкин Таврический».

 

Об этом человеке очень мало информации, а личностью Матюшенко  был неординарной. Родился Афанасий в 1879 году в селе Дергачи Харьковской губернии. Он рано попал в город, сменил несколько профессий, работал грузчиком, кочегаром, помощником машиниста. В 1900 году был призван во флот, и с 1902 года служил минным комендором на броненосце «Потемкин». Еще через три года произошли события, навсегда связавшие имя Матюшенко с восстанием на корабле.

Чувство несправедливости толкало Афанасия Николаевича к практическим действиям, к борьбе с обидчиками. Офицерский корпус во флоте, в то время, в значительной мере состоял из высшей дворянской знати – сынов царских приближенных, графов, баронов, князей. Эти титулованные особы относились к матросам как к существам низшего типа. Царские офицеры совершенно безнаказанно издевались над матросами, которым некуда было жаловаться. Любая жалоба оставалась без последствий.
Как вспоминал участник восстания на «Потемкине» П.К. Пазюк: «за малейшие провинности командир Голиков наказывал матросов темным карцером и стоянием под винтовкой с мешком песка весом в полтора пуда на шее». «Если не угодишь чем-нибудь, — свидетельствовал другой участник восстания, А. С. Зиновьев, — так в полном снаряжении командуют «бегом марш» и заставляют бегать по 6–7 часов подряд, пока... матрос не упадет без сил».

 

 

В документах командования Черноморского флота отмечены многочисленные случаи зверских избиений матросов офицерами и боцманами. Ни о жизни, ни о здоровье матросов не заботился никто. Казармы не имели прачечных, и даже зимой матросы стирали белье на открытом воздухе у пристани, стоя в ледяной воде. Кормили на кораблях отвратительно. Закупались, как правило, самые дешевые продукты. На питание матросов царское правительство отпускало буквально гроши, да и те в значительной мере разворовывались офицерами. Тот же капитан «Потемкина» Голиков за счет «сэкономленных» корабельных средств построил себе в Севастополе три больших дома.

Достоинство матросов оскорблялось на каждом шагу. Например, у входа в севастопольский городской парк были установлены таблички с надписями: «Собак не водить. Нижним чинам вход воспрещен». Матросам запрещалось ходить по Большой Морской и Екатеринославской улицам, по Историческому и Приморскому бульварам. Им нельзя было посещать места героической обороны Севастополя времен Крымской войны.

Главный командир Черноморского флота вице-адмирал Г.П. Чухнин запретил матросам покупать и хранить книги. В письмах матросов в редакцию газеты «Пролетарий» солдаты описывали казармы как настоящие тюрьмы: с решетками на окнах, грязными нарами и полным отсутствием элементарных удобств.

 

Временами возмущения матросов выливалось в стихийные выступления. 13 июня 1905, во время протеста команды на броненосце «Князь Потёмкин» по поводу недоброкачественной пищи, Матюшенко возглавил группу матросов, просивших доложить командованию о червивом мясе, выступая за единодушный отказ команды от обеда и запрещая матросам брать борщ с камбуза. Матюшенко одним из первых призвал матросов: «К оружию, братцы! Довольно быть рабами!.. ».
Восстание вспыхнуло, как взрыв, и победило. Впервые в истории русского флота, над одним из самых мощных и новейших кораблей взвился красный флаг революции.

Афанасия Матюшенко с первых дней избирают председателем судового комитета, он встает во главе восставших и  становится его душой. За все время одиннадцатидневного плавания «Потемкина», Матюшенко выделялся своей решительностью и энергией.
После того как потемкинцы высадились с корабля в Румынии и стали политэмигрантами, Матюшенко отправился в Женеву – центр всех эмигрантских организаций революционеров России. Здесь он оказался в центре внимания -  социалистические «вожди» наперебой зазывали популярного и авторитетного матросского лидера в свои партии.

Политические взгляды Матюшенко не носили определенного характера. По одним данным, в начале восстания он был близок к социал-демократам, по другим — был революционно настроенным матросом анархистско- эсеровского толка. Департамент полиции и командование ЧФ считали его эсером. В августе 1905 г. Матюшенко вёл в Женеве переговоры с Георгием Гапоном о совместных действиях по борьбе с самодержавием. Участвовавший в этих переговорах литератор В. А. Поссе оставил такую характеристику политических взглядов Матюшенко:

«Матюшенко… в теорию не вдавался. А практика сводилась у него к уничтожению — именно к уничтожению, а не устранению всех начальников, всех господ, и прежде всего офицеров. Народ делился для него на господ и подчиненных. Примирить интересы тех и других невозможно. В армии и флоте господами являются офицеры, подчиненными — нижние чины. Освободиться нижние чины могут лишь тогда, когда офицеры будут «попросту» уничтожены. Сам он во время бунта на «Потемкине» собственноручно убил двух или трех своих начальников. И ему казалось, что суть революции в подобных убийствах. В этом духе он писал кровожадные прокламации к матросам и солдатам, призывая их к убийству офицеров. Он думал, что при такой программе легко привлечь на сторону революции всех матросов и большинство солдат…»

За границей он тосковал, рвался на родину, мечтал вторгнуться со своими потемкинцами в пределы России, чтобы поднять там общее матросское восстание. Себя он считал обреченным на смерть в бою или на эшафоте. Жить на эмигрантском положении он считал бесчестным, чем-то вроде предательства. В его представлении настоящий революционер тот, кто не только убивает, но и сам погибает».

28 июня 1907 года Афанасий Матюшенко приехал с чужим паспортом и грузом бомб в Россию, высадившись с парохода в Одессе. Арестовали революционера в Николаеве по подозрению в соучастии в ограблении, происшедшем незадолго до того в Одессе. Вскоре Матюшенка опознали как бывшего руководителя восстания на «Потемкине» и военно-полевым судом  в Севастополе было решено его судить. Однако власти боялись его даже арестованным – для сопровождения заключенного прибыл целый миноносец «Строгий», на котором закованного в ручные и ножные кандалы Матюшенко охраняли 7 офицеров и 60 солдат, не считая матросов специально подобранной команды.

Суд был коротким, а приговор суровым – смертная казнь. Несмотря на то, что Манифест от 17 октября об амнистии за политические преступления  отменил смертные приговоры по делам, совершенным до 17 октября, в том числе и по «Потемкинскому» восстанию Афанасий Матюшенко был повешен на рассвете 20 октября 1907 года во дворе Севастопольской тюрьмы. Закон был явно нарушен.

Революционер настолько ярко вписался в историю нашего города, что его именем назвали не только улицу, но и гору, находящуюся в центральной части города.  Также именем Матюшенко названа бухта, расположенная у северного берега Севастопольской бухты между Радио-горкой и мысом, на котором стоит Михайловский форт.

 

 

Севастополь помнит своих героев!

 

Лилия Юшкова

В написание статьи были использованы материалы из сборника «Строки, обагренные кровью; монографий И. Пономарева «Герои «Потемкина»», Р. Мельникова «Броненосец Потемкин», И. Лычева «Потемкинцы», а также Энциклопедическим справочником под редакцией М. Апошанскои.

Редакция журнала выражает благодарность работнику Военно-исторического музея Черноморского флота Российской Федерации Татьяне  Ребриковой.

 

Улица Матюшенко на карте Севастополя:

 

 

Опубликовано в журнале "Promotion Time"  №1-2 (70) 2012

 

 

 

 


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color