04.01.2014

Тайны пропавших коллекций. История четвертая. "Трофейное дело"

В годы Великой Отечественной войны немецкие войска осуществляли на территории Советского Союза чудовищный план по «устранению ущербной идентичности неарийцев». С этой целью уничтожались предметы искусства, были разграблены музеи, хранилища и частные коллекции. И вполне закономерно, что после капитуляции Германии Советский Союз в течение нескольких лет осуществлял вывоз как своих, так и немецких предметов искусства из зоны оккупации.

 

Руководство страны исходило из того, что право на компенсацию является признанным прочими державами-победительницами и не подлежит сомнению. До 1952 года из Германии в СССР было вывезено около 900 000 предметов, составляющих культурную ценность. По подсчетам немецкого фонда «Прусское культурное наследие», сейчас в России находится более одного миллиона объектов «трофейного искусства», 4,6 миллиона редких книг и манускриптов, вывезенных из Германии после Второй мировой войны. Эберсвальдский клад, Ахенская коллекция, полотно Рубенса «Тарквиний и Лукреция», библиотека Шнеерсона... Тема возвращения этих и многих других культурных ценностей остается актуальной и по сей день.

 

 

Но сколько неучтенных предметов искусства было вывезено из Германии после Великой Отечественной войны, точно не знает никто. Только за 1945 год специально созданные «трофейные войска» отправили в СССР 21834 вагона вещевого и хозяйственного имущества. Если уж говорить правду, то нельзя не сказать и о том, что многие генералы и маршалы не считали зазорным ездить в Германию за автомобилями и коврами. Так, летом 1945 года, несмотря на приказ, запрещающий грабить музеи, маршал Конев посетил запасники Дрезденской галереи и выбрал себе «картинки для гостиной». Сегодня уже не секрет, что главную роль в неконтролируемом вывозе исторических и культурных ценностей Германии играла советская военная администрация. Для того чтобы быть объективным, рассказывая о людях, прославивших себя в годы Великой Отечественной войны, следует избегать субъективных оценок, необходимо только на факты.

 

К. Ф. Телегин и Г.К. Жуков

 

«Товарищу Сталину. В Ягодинской таможне задержано семь вагонов, в которых находилось 85 ящиков с мебелью. При проверке документации выяснилось, что мебель принадлежит маршалу Жукову...» Булганин, 23 августа 1946 года.

В личном трофейном эшелоне Жукова была мебель знаменитой немецкой фабрики «Альбин Май»: 194 предмета из карельской березы красного и орехового дерева, полные комплекты мебели для гостиной, столовой, спальни. После этого донесения Сталин дал приказ сотрудникам МГБ разобраться в деле со всей серьезностью. Был арестован адъютант Жукова Семочкин. По его словам, маршал вывез из Германии чемодан и шкатулку с драгоценностями. Через некоторое время на квартире и даче Жукова были проведены обыски.

«Совершенно секретно. Совет Министров СССР Товарищу Сталину И.В.
В соответствии с Вашим указанием 5 января на квартире и даче Жукова в Москве был проведен негласный обыск. В процессе обыска чемодан обнаружен не был, а шкатулка находилась в сейфе, стоящем в спальной комнате. В шкатулке находилось: часов – 24 штуки, в том числе золотых – 17, с камнями – 3; золотых кулонов и колец – 15 штук, из них 8 с драгоценными камнями; золотой брелок с большим количеством драгоценных камней; золотые изделия (портсигар, цепочки, браслеты, серьги). В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей».

Перечень указанных в донесении товаров поражает. Десятками, сотнями и ящиками исчислялись изделия из кожи, меха, столовое серебро, сервизы, охотничьи ружья. Только картин классической живописи – 55 штук. Дача Жукова больше напоминала антикварный магазин. На полках не было ни одной советской книги, а в книжных шкафах стояли книги на немецком языке с золотым тиснением. При дальнейшей проверке выяснилось, что чемодан с драгоценностями Жуков постоянно возит с собой.

«Центральный Комитет ВКП(б) Товарищу Жданову Андрею Александровичу

О моей алчности и стремлении к присвоению трофейных ценностей... Картины и ковры, а также люстры действительно были взяты в брошенных особняках и замках и отправлены для оборудования дачи МГБ, которой я пользовался... Я считал, что все это поступает в фонд МГБ... Все, что валялось в кладовой, и я не думал на этом строить свое какое-то накопление...»

Далее идут уверения в преданности партии, Родине и великому Сталину. В заключение этого документа большевик Жуков дает клятву – «не допускать подобных ошибок и глупостей». Объяснения маршала не помешали органам госбезопасности начать «трофейное», или «генеральское», дело. Фигурантами, кроме Жукова, проходили маршал авиации А.А.Новиков, генерал-полковник И.А.Серов; И.А.Шахурин – Нарком авиационной промышленности; генералы Терентьев, Телегин, Минюк, Крюков, Кулик и многие другие видные военачальники.

 

А.А. Новиков

 

Г.И. Кулик

Мы не берем на себя право судить, было ли это справедливое возмездие или обычные в то время репрессии власти. По результатам следствия были расстреляны три фигуранта «трофейного дела»: Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза Г.И. Кулик, генерал-полковник Ф.Т.Рыбальченко; В.Н.Гордов – Герой Советского Союза, командующий войсками Сталинградского фронта. Все они были посмертно реабилитированы.

 

В.Н. Гордов

 

В.С. Абакумов

Финалом этой трагической истории стал суд над бывшим министром Государственной безопасности Абакумовым и следователями, которые вели «трофейное дело». В своем последнем слове на суде Абакумов заявил: «Я ничего не делал сам. Сталиным давались указания, а я их выполнял».

 

Геннадий Фрич

 

Опубликовано в журнале "Promotion Time" №7 (64) 2011

 


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color