23.09.2013

Тайны пропавших коллекций. История первая. Симферопольская картинная галерея

Есть темы, интерес к которым не угаснет никогда. Судьба мировых культурных ценностей, утраченных после Великой Отечественной войны, – из их числа.

 

История каждой коллекции достойна стать сценарием остросюжетного фильма. До сих пор не раскрыта тайна Симферопольской картинной галереи, пропавшей в 1941 году. По официальной версии, изложенной бывшим директором галереи Яном Бирзгалом, коллекция, насчитывавшая до войны 1983 экспоната стоимостью 776 488 золотых рублей по курсу 1914 года, погибла в 2 часа дня 27 октября 1941 года во время бомбардировки немцами Керченского порта. Туда якобы привезли экспонаты для эвакуации через пролив. В пакгаузах сгорели не только ценности галереи, но и архив, инвентарные книги, личные вещи сопровождавшего коллекцию Бирзгала, касса, отпущенная ему государством для эвакуации пяти музеев Крыма.

Но акт об этом был составлен лишь в 1944 году. Подписан документ самим Яном Бирзгалом, уполномоченным комитета по делам искусств Малковым и начальником Керченского порта Карповым.

С этой версией не может согласиться художник-реставратор Симферопольского художественного музея (так теперь называется бывшая картинная галерея) Наталья Грищенко: «Мое глубокое убеждение состоит в том, что на самом деле все эти экспонаты никуда из Крыма не вывозились, а акт об их гибели составлен фиктивно...».

Сотрудникам музея удалось установить, что экспозиция Симферопольской картинной галереи создавалась в основном из ценностей, свезенных из южнобережных дворцов и дач, принадлежавших ранее семье царя и других богатых людей России.

В Симферополе были собраны ценнейшая мебель, дорогая посуда, уникальные ковры, гобелены, дворцовые скульптуры, живопись всемирно известных мастеров: Брюллова, Серова, Добужинского, Коровина, Шишкина, Айвазовского, Левитана и других. Особо ценными считались портреты кисти Тропинина и Левицкого, акварели Серова, мраморный бюст работы итальянского скульптора XV века Верроккио. После Великой Отечественной войны из экспонатов Симферопольской картинной галереи сохранились только 50 картин, которые на момент эвакуации экспонировались в Феодосийской картинной галерее Айвазовского и были вывезены в Ереван бывшим ее директором Николаем Барсамовым.

Наталья Грищенко приводит факты, которые, по ее мнению, противоречат изложенной Бирзгалом версии гибели экспозиции Симферопольской картинной галереи.

 

 

Так, согласно актам о гибели коллекции Симферопольской галереи, во время бомбардировки и пожара в Керчи в огне была уничтожена панорама «Штурм Перекопа» и четыре диорамы «»Бой у села Отрада», «Переход через Сиваш», «Бой у Чонгарского моста», «Бой у Ишуни». Но уже 14 апреля 1944 года бывший директор краеведческого музея Крыма Александр Полканов предлагает Крымскому обкому ВКП(б) организовать выставку, среди ее экспонатов – картина «Штурм Перекопа в 1920 году» и четыре диорамы.

Кроме того, возвратившийся в Крым, Ян Бирзгал представил в комиссию по оценке ущерба, нанесенного вражеской оккупацией, опись всех экспонатов, погибших в Керчи. Он указал размеры, технику исполнения, стоимость в золотых рублях почти двух тысяч экспонатов. Значит ли это, что инвентарные книги на самом деле не сгорели?

В послевоенные годы некоторые экспонаты, которые значатся в акте Бирзгала как погибшие в огне Керченского пакгауза, стали находиться в коллекциях крымских жителей.

После бомбардировки Керчи Ян Бирзгал уцелел. Он благополучно пересек Керченский пролив, добрался до Еревана, нашел Николая Барсамова, работавшего там директором музея, и устроился к нему реставратором, где и проработал до освобождения Крыма, после чего вернулся на полуостров. По рассказам Бирзгала, он получил у Барсамова 50 картин Симферопольской картинной галереи, которые тот вывез вместе со своей коллекцией, и присоединил их к... К чему? Ведь, согласно его акту, все экспонаты погибли в Керчи. Но, как это ни странно, он предоставил список экспонатов Симферопольской картинной галереи из 200 наименований. Откуда 200?

Но это лишь одна версия так и оставшихся тайной событий. Есть и другая...

С началом воины в стране проходило резкое сокращение материальной базы учреждений культуры. Летом 1941 года в Симферополь из Москвы поступила Директива Управления по делам искусств при Совете Народных комиссаров о сокращении финансирования музейных учреждений и переводе на консервацию экспонатов. Председатель Крымского управления по делам искусств товарищ Камилев понял это как произвольное уменьшение ставок музейных сотрудников, полное свертывание экспозиций. В музеях началось сокращение штатов. Консервация музейных коллекций проходила при почти полном отсутствии упаковочного материала. Транспорт для перевозки подготовленных к эвакуации экспонатов местные власти давали очень неохотно.

 

Эвакуация, 1941 год

 

В Архиве АРК находится письмо  Я. П. Бирзгала, вероятно, написанное в июле 1941 года в музейный отдел Комитета по делам искусств СССР: «Я считаю, что в настоящем угрожаемом для Крыма положении все эти ценности должны быть если не вывезены, то, по крайней мере, упакованы и спрятаны в безопасные места. По этому вопросу неоднократно говорил с рядом руководителей Крымского правительства, но каких-либо указаний не получал... Мне кажется, что такая инертность не соответствует интересам Республики, поэтому я прошу еще раз поставить вопрос о сохранности музейных ценностей на обсуждение Крымского правительства». Сейчас очень сложно найти документальные подтверждения того, были ли предприняты какие-то действенные меры по письму. Известно только, что второй секретарь ОК ВКП(б) упрекал Яна Бирзгала в том, что он позволяет себе «панические настроения, недопустимые в военное время».

И после войны  Ян Бирзгал  был «неудобен» чиновникам от культуры. Ян Петрович достаточно резко критиковал работу Комитета по делам искусств РСФСР. Он считал, что ответственные работники не поддерживают крымские музеи, которые в послевоенные годы испытывали серьезные финансовые трудности. Негласно Бирзгал попадает в списки неблагонадежных лиц. Есть и те, кто считает, что слухи о причастности Яна Петровича к пропаже картин из фондов картинной галереи во время эвакуации – чиновничья травля. Как бы там ни было, судьба коллекции Симферопольской картинной галереи остается тайной, а значит, есть надежда, что хотя бы некоторые ее экспонаты будут найдены.

Геннадий Фрич



Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color