05.06.2014

Непокоренный Севастополь: они сражались в тылу врага

На улице Ревякина находится Дом-музей севастопольских подпольщиков (дом № 46) – один из немногих в стране мемориальных музеев, посвященных подполью в годы Великой Отечественной войны...

 

Именно в этом доме во время фашистской оккупации размещались штаб и подпольная типография патриотов, здесь же жил и их руководитель – Василий Ревякин. Организация образовалась в 1943 году. В нее вошли несколько патриотических групп под руководством Василия Ревякина и Павла Сильникова, состоявших в основном из рабочих Морского завода и порта, а чуть позже – и подпольная группа Николая Терещенко, созданная в лагере военнопленных. Новую организацию возглавил В. Ревякин. Спустя год в Севастопольском подполье уже насчитывалось около 200 человек.

 

 

Войну Василий Дмитриевич Ревякин, руководитель Севастопольского подполья, встретил в составе 265-го корпусного артиллерийского полка Приморской армии. Воевал в Бессарабии. Защищал Одессу, Севастополь. После того, как был получен приказ оставить Севастополь, Ревякин в числе других бойцов и командиров отряда прикрытия еще пять долгих дней и ночей дрался с врагом на последнем клочке крымской земли – Херсонесском маяке. Потом – плен.

 

 

Он молча брел в колонне измученных военнопленных, еле передвигая ноги. Было очень тяжело и морально, и физически. Казалось, что изменить уже ничего невозможно, но выход был. И только один – побег.

 

Пленные с Херсонеса. Июль 1942 г.

 

Вечером колонна, медленно двигаясь, обогнула Южную бухту и, извиваясь, поползла по Лабораторному шоссе – узкой улице с одноэтажными домами, вытянувшейся по дну глубокой балки. Ревякин встрепенулся: тут знаком каждый поворот, надо бежать – это единственная возможность выжить. К колонне подбежали женщины и подростки с ведрами, едой. Измученные жаждой люди кинулись к воде. К ним устремились и конвоиры. Тут же раздались крики солдат, треск автоматов. Воспользовавшись моментом, несколько человек, среди них был и Ревякин, выскользнули из колонны. Жительница дома № 50 Анастасия Павловна Лопачук и ее 14-летний сын Анатолий укрыли Ревякина. Она же сообщила Лидии Нефедовой, его невесте: «Саша бежал» (так звали Ревякина в полку). Ночью Ревякин с девушкой пробрался на улицу Комсомольскую, где жила Лида Нефедова. Впоследствии она стала не только женой, но и верным боевым другом. В то время ей едва исполнилось семнадцать. Миловидная, с тонким профилем, хрупкая спокойная девушка. Ее жизнь только начиналась...

 

Василий Ревякин

 

Ревякин с группой товарищей пытался пробраться в лес, к партизанам. Двенадцать дней блуждали они по горам, но встретить партизан так и не удалось. Пришлось возвращаться в город. Начал с того, что пошел... в полицию. На регистрацию. Легальность облегчала ему общение с людьми. На вопросы отвечал спокойно, уверенно:

– Учитель, преподавал химию... Нет, в армии не служил. Почему? Болел туберкулезом и ревматизмом. Беспартийный. Все документы сгорели. Кто может подтвердить, поручиться? Да подтвердить могут... Правда, пришлось стать Александром, но к этому можно было привыкнуть. Около месяца работал по трудоповинности. Затем устроился учителем в школу.

 

Немецкая оккупация Севастополя. Плакат у входа на Приморский бульвар

 

Подпольная группа создавалась постепенно. Члены организации устраивались на работу на наиболее важные предприятия и в организации. Подпольщики проводили диверсии и организовывали саботаж, устраивали побеги военнопленным. Понимали, что нужна моральная поддержка населения, оказавшегося в фашистской неволе. Начали с листовок, а 10 июня 1943 года появился первый номер подпольной печатной газеты «За Родину». Выходила она регулярно: два-три раза в месяц. Выпуск каждого номера можно было сравнить с настоящим подвигом. Набирать текст приходилось, стоя на коленях или сидя на корточках: высота подвальчика-типографии была немногим больше метра. После появления в городе очередного номера газеты гитлеровцы устраивали облавы. Сыскной аппарат полиции сбился с ног в поисках подпольной типографии. Пятьдесят тысяч рублей, обеспечение продовольствием и вывоз в Германию (чтобы избежать кары подпольщиков) – такова была плата, обещанная тому, кто поможет раскрыть подпольную организацию и ее типографию. Ну а тем, кто читает газету, – расстрел. Чтобы отвести от себя подозрения тайной полиции, Ревякин повесил на стене над кроватью портрет Гитлера (а под ней была подпольная типография), как-то даже познакомился с двумя жандармами, жившими через дом, и несколько раз устраивал для них вечеринки, приглашая и подпольщиков, которые наиболее часто посещали его дом.

Сколько молодых людей работало в организации, сколько было людей, которые помогали подпольщикам! Никакие жесточайшие пытки не позволили им выдать товарищей. Но...

В горах на пути следования связных разыгралась метель, пошел густой снег – и подпольщики наткнулись на румынскую засаду. Завязался бой. Раненный в ногу Василий Горлов крикнул: «Отходите, я прикрою! Это приказ!». Оторвавшись от преследователей, отряд подпольщиков вышел к подножию высокой гряды. Измученные, обессиленные люди не могли нести через хребет одного из заболевших соратников. Было принято решение оставить его в заброшенной партизанской землянке и идти за помощью. Румынские части, прочесывавшие лес, обнаружили подпольщика раньше партизан и увезли его на допрос в жандармерию Бахчисарая. Пыток он не выдержал. 14 марта 1944 года Василия Ревякина арестовали. Ни улики, ни типография, ни листовки, ни оружие обнаружены не были. Ревякина везут в Бахчисарай на очную ставку с предателем. Тот подтвердил: «Это Орловский (подпольная кличка Ревякина), руководитель организации». Через день предатель вместе с карателями прибыл к дому № 46 на Лабораторном шоссе и указал местонахождение подпольной типографии, тайников, складов с оружием.

 

Подпольная типография в доме №46

 

Начались повальные аресты. В момент ареста Лида Нефедова была на последних днях беременности.

Почти месяц патриотов жестоко пытали в фашистских застенках. В апреле, за три недели до освобождения Севастополя, они были расстреляны в Юхариной балке, на 5-м километре Балаклавского шоссе. Вместе с ними был расстрелян и предатель. А 28 мая 1944 года жители города и моряки-черноморцы перенесли останки патриотов на кладбище Коммунаров. В 1963 году здесь был установлен памятник (автор – народный художник Украины С. Чиж). На мраморных плитах высечены имена героев.

В ноябре 1967 г. около школы № 16, в которой во время оккупации преподавал Василий Дмитриевич, был открыт памятник (скульптор – Е. Слюсарь). В 1975 году школе № 16 было присвоено имя В. Ревякина. Именем героя назван рыболовецкий траулер (порт приписки – Новороссийск), педагогический институт в городе Балашове Саратовской области (его в 1940 г. окончил В. Ревякин), Малая Комсомольская улица в г. Балашове переименована в улицу Героя Советского Союза Василия Ревякина.

Имена севастопольских подпольщиков живут в названиях улиц города. В Севастополе есть улицы П. Сильникова, Н. Терещенко, Г. Прокопенко.

Севастопольские герои-подпольщики отдали жизнь за нас, своих потомков.

Мы будем всегда помнить о них!

 

Опубликовано в журнале "Promotion Time" №4 (93) 2014

 

 

 

Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color