13.01.2014

120 лет Национальному заповеднику «Херсонес Таврический»

Раскопки на территории Херсонеса Таврического начались в мае 1827 года. Командир Черноморского флота Алексей Грейг решил соорудить в Херсонесе памятник в честь крещения князя Владимира. Чтобы «правильно» установить постамент, он решил узнать, в каком именно месте находился храм, в котором крестился князь.

 

Алексей Грейг поручил некоему Крузе начать раскопки на городище, но эпидемия чумы, бушевавшая на юге России, докатилась до Севастополя в октябре 1829 года и положила конец раскопкам Крузе. Но ему удалось обнаружить руины трех храмов. Остатки одного из них до сих пор сохранены в соборе Св.Владимира.

Министерство императорского двора, вдохновленное находками в Керчи, на месте древнего Пантикапея, командировало в Херсонес своего чиновника Д.В. Карей-шу. В 1846-м и 1847 гг. он производил здесь бессистемные раскопки с целью найти богатые захоронения. Потерпев в этом неудачу и заболев, работы прекратил, таким образом, почти не оставив следа в истории исследования Херсонеса.

Позже, в 1851 году, некий лейтенант Шемякин начал самовольные раскопки здания, известного сейчас под именем Уваровской базилики. Он открыл южную стену церкви, нашел много мраморных архитектурных деталей, монеты, фрагменты мозаичного пола, кубики смальты, в том числе золотистой. С этого времени появляются сведения о развивающемся в Севастополе доходном промысле: поиске древностей на руинах Херсонеса и продаже их коллекционерам.

Гораздо более плодотворными были раскопки графа А.С. Уварова, прибывшего в Херсонес в 1853 году по распоряжению Министерства двора. Открытая Уваровым базилика оказалась самым большим храмом Херсонеса. Сохранился отчет об этих раскопках, которые следует считать первыми научными раскопками в Херсонесе. Они проводились с соблюдением методики, с просеиванием земли, с участием в работах топографа и художника. Раскопки не были завершены в связи с начавшейся в сентябре 1853 г. войной России с Турцией, а в марте 1854 г. – с Англией и Францией, известной как Крымская война.

В 1859 году при Министерстве императорского двора была создана Археологическая комиссия, в задачи которой входило не только «разыскание предметов древности», но и наблюдение за всеми археологическими раскопками на территории страны. В это время раскопками в Херсонесе занялся настоятель Херсонесского монастыря архимандрит Евгений.

Одесское общество, давно сознававшее необходимость систематического изучения Херсонеса, но не имевшее на это средств, обратилось к помощи правительства. С 1876 г. по ходатайству министра народного просвещения графа Д.А.Толстого Священный Синод стал выделять по 1000 рублей в год для проведения исследований на территории Херсонесского монастыря. Наблюдение за раскопками возлагалось на Одесское общество.

Общество организовало «раскопочный комитет» и приступило к исследованию города, начав от Уваровской базилики. Были раскопаны кварталы в северо-восточной части городища, вдоль главной улицы, открыты несколько византийских храмов, крещальня, так называемый подземный храм-мавзолей. Десятилетие раскопок общества принесло множество интересных находок, среди которых и две важнейшие надписи: декрет в честь Диофанта и постамент статуи Аристона. Следует подчеркнуть, что хотя средства были ограниченными, раскопки впервые велись по плану, систематически, постепенно открывая территорию средневековой городской застройки.

 

XIX век можно назвать веком археологии. Крупные археологические открытия, создание специальных учреждений по изучению древностей, внимание общества к собственному историческому наследию отмечены в этот период во всех странах Европы и в Америке. В России к концу столетия одним из самых авторитетных становится Московское археологическое общество, возглавляемое графиней П.С. Уваровой.

В мае 1888 года приступил к раскопкам Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич. Эллинистический Херсонес явился впервые из-под напластований византийского города. В следующем году – роскошные мозаичные полы «базилики в базилике». Далее находки посыпались как из рога изобилия: надписи, включая знаменитую Присягу херсонеситов, склепы с драгоценностями, амфоры, чернолаковая посуда, церковная утварь, античная скульптура и многое другое. И все это в огромном количестве. Масштабы раскопок Косцюшко поражают и сегодня. Одно перечисление открытых им памятников городища заняло бы десяток страниц. Он действительно превратил Херсонес в «Русские Помпеи» – улицы, дома и храмы, оборонительные стены и башни города отныне были доступны обозрению публики. Он основал Херсонесский музей, положил начало его библиотеке и архиву, сделал городище экспозицией под открытым небом, вел реставрационные работы, организовал охрану и популяризацию памятников, наладил тщательную фиксацию раскопок с помощью чертежей и фотографий, распространил раскопки за пределы города – на Гераклейский полуостров.

Косцюшко вел раскопки почти круглый год, отправляя лучшие находки в Эрмитаж и Московский Исторический музей. И все же большая часть вещей оставалась на месте, в Херсонесе. Возникновение «Склада местных древностей» относится к 1892 году, когда при перепланировке монастырской территории был снесен небольшой сарай близ Владимирского собора, где Косцюшко хранил находки. Наскоро возведя несколько простых строений на берегу Карантинной бухты, он устроил в них экспозицию, которая делилась на античную (классическую) и средневековую (византийскую).

После смерти Карла Казимировича никак не могли подобрать нужного человека для устройства дел в Херсонесе. Деньги на производство раскопок часто задерживались. В июле 1914 г. Севастополь начал готовиться к войне, музей закрыли, а все ценные экспонаты эвакуировали в Харьковский университет.

 

Опубликовано в журнале "Promotion Time" №8 (76) 2012

 


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color