21.11.2013

История кота

Кот – древнее и полезное животное.
(М. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

Жизнь под железным голубым вагончиком была невыносима. И разве это жизнь? Назвать это жизнью будет неслыханным преувеличением. Не жизнь вовсе. Даже не существование. Прозябание какое-то. Жалкое и беспредельно голодное. Мяу... Уууу... Как хочется есть... Хоть чего..

 

Кот уже и не вспоминал о лакомствах из баночек с надписями Whiskas или Kitecat, а уж тем более об обожаемом им хрустящем и ароматном сухом корме. Так его кормили прежние хозяева. Вообще-то он считал их мамой и папой. У него еще была сестра-девочка. Она любила играть с Котом, брала его в свою постель, гладила по черной шерстке, и они засыпали вместе, обнявшись.

В той замечательной прежней жизни Кота звали Маркиз. Нет, это благородное имя дано было ему не напрасно. Он был красив. Очень, по-кошачьи нечеловечески красив. На языке людей - Кот во фраке. Черная, блестящая шерстка везде, кроме подбородка. Там шерстка белая и белая манишка, и белые трусики, белые короткие носочки на передних лапках и длинные белые гетры на задних.

Изумрудные глаза. Не Кот, а загляденье. К тому же очень ласков. Было за что любить Кота Маркиза. Теперь уже бывшего Маркиза. Его разжаловали из дворянского сословия и, не объясняя причин, отправили в ссылку, на верную гибель. Нет, коты – не звери. Настоящие звери – это люди.

Кот был еще подростком. И ничему пока не научился за свою недолгую жизнь. Все пока ему давалось легко и прощалось за его нечеловеческую красоту. За последний месяц жизни в семье Кот почувствовал в себе изменения, желание охранять свой дом стало основным. Инстинкт подсказал ему – надо метить территорию, это отпугнет чужаков. Он очень старался, старался для всей семьи. Но семья не оценила героических усилий Кота. Его пытались воспитывать, ругали, даже поднимали на Кота свои лапы, извините, руки. А потом мама, подумать только, сама мама приняла решение. Родители, нет теперь уже бывшие родители, затолкали безоружного Кота в сумку, вывезли в неизвестном направлении и грубо вышвырнули из машины. Всю дорогу Кот плакал, молил о пощаде. Но люди... Да разве это люди? Так Кот впервые столкнулся с подлым предательством. Его бросили умирать голодной смертью.

Местом ссылки оказался дачный поселок рядом с морем. Был месяц май, и в поселке почти не было дачников. Кот выбрал себе укрытие под днищем голубого железного вагончика.

И ждал, ждал, когда за ним придут. Когда Кота простят, правда, не понимал, за что. Но никто за ним не приходил. В один из дней во двор, где был расположен вагончик, въехала машина с людьми. С ними была маленькая брехливая собачонка. Такса, кажется. Она лаяла на вагончик без устали, не давая даже задремать Коту, не говоря уже о том, что могла бы и поделиться своим обедом. С тех далеких дней Кот и невзлюбил эту пустомелю. Выйти и дать отпор он был еще не готов. Да и сил у него на это уже не было.

Когда люди и такса уехали, Кот начал плакать. Он плакал о своей загубленной жизни. Он так хотел есть. Плакал Кот долго. Где-то неделю. Сорвал голос. С тех пор голос Кота не нравился почти никому. Он стал хриплым и низким. Под конец он едва пищал. Настал момент, когда Кот решил, что смерть – вот она.

Но неожиданно, как в голливудских боевиках, а Кот смотрел их в детстве, пришло спасение. Открылась калитка дома напротив, и женщина позвала его: «Кысс-кысс...». А может и не его, она сама не видела, кому этот «кыссс...». Кот набрался последних силенок и выполз из укрытия. Он полз на передних лапах, задние уже не могли переступать, они волочились следом.

Передвигаясь по-пластунски, Кот не кричал, он шипел, шипел, как змея. Зрелище было явно не для слабонервных. Кот заполз в чужой двор. Они ужинали за круглым столиком и с сочувствием смотрели на него. Они – это мужчина и женщина. Кот не знал тогда, что эти люди станут его настоящими родителями. Мамой и Папой. Навсегда. Бросили ему вареную картофелину. Кот проглотил ее сразу, не жуя. Какой же она показалась ему вкусной! Спасен, однозначно! А теперь нельзя было показаться сразу неучтивым. Пришлось откланяться и отступить обратно под вагончик. Кот понял, что завтра он придет на ужин и его угостят. Он им должен понравиться. Он такой ненавязчивый. И культурный. Так и случилось. Следующим вечером Кот пришел вновь, был принят как гость. И постепенно занял законное место за столом и в сердцах хозяев. Точнее, первой жертвой кошачьего обаяния пал мужчина. Кот неуловимым образом был похож на нового хозяина. Длинный, худой, жилистый, с блестящей шерстью и дерзким суровым взглядом ясных глаз. К тому же большая голова и лоб мыслителя. Это мой Папа, постановил Кот.

Мама полюбила Кота не сразу. Сначала при помощи орудия, в виде отвратительного веника, пыталась выгонять Кота при его робких попытках зайти помочь по кухне или навести порядок в холодильнике. Поскольку Кот прежде спал на кровати, он не сразу согласился изменить своим благородным привычкам, а только под грубым давлением со стороны Мамы. Но он уже любил. Любил их обоих. Родители дали Коту имя Том. Это из какого-то тупого голливудского мультика, где котов вечно выставляют придурками. И еще «Коломбо – Белые Гетры». Снова Голливуд. Но Коту было без разницы. Он научился хрипло, но громко звать: «Мааа-маа», это умиляло всех. Второе слово в его лексиконе было «дай», но поскольку звук «д» произнести котам проблематично, получалось требовательное «мхааай». Произношение неважное, чай язык не французский, главное – его понимали.

Хотя отношения с приемными родителями не всегда складывались гладко. Поскольку вокруг дома был ухоженный зеленый газон, которым откровенно гордились родители, остро встал вопрос с местом «общего пользования» для Кота. Пойманный однажды на месте преступления, Кот был с позором вышвырнут Папой за ворота. В ближайшие планы Кота жизнь за воротами никак не входила. Пришлось принимать срочные меры. Ровно через сутки Кот устроил показательное выступление. Дождавшись позывов на опорожнение кишечника, Кот принялся громко вопить, привлекая Папино внимание. Затем, ловко перемахнув через сетку-«рабицу», устроился на участке соседей. Стоит заметить, что на соседском участке газон не произрастал. Таким разумным поведением Кот вызвал всеобщее одобрение, и инцидент был исчерпан.

С Мамой тоже как-то вышел скандал, не сказать хуже – потасовка. Жарким летним днем отдыхал Кот на траве около бассейна. Проходящая мимо Мама, будучи в игривом настроении, хватанула Кота за шкирку и, вытянув руку над водной гладью бассейна, насмешливо предложила Коту записаться в секцию прыжков в воду. Пришлось сжавшемуся в комочек Коту жалостливо просить о пощаде. Позориться... Но эта бестактная Мамина хулиганская выходка не осталась безнаказанной. Спустя сутки Кот занял прежнюю позицию – типа «загораю у бассейна». Беспечная Мама пыталась пройти мимо. Но не тут-то было. Мстительный Кот с яростью вцепился ей в ногу. Она – в крик. Коту было немного жалко Маму, но урок должен быть преподнесен. Теперь она навсегда запомнит, что Коты не любят водные виды спорта, а также прочие проявления неуважительного отношения.

К примеру, крестница родителей, вредноватая девчонка, пыталась, поначалу исподтишка, воспитывать Кота. Она явно из близорукой породы «собачников», решил Кот. Пришлось проявить характер. Уяснила, куда ей деваться.

Но в целом, следует заметить, все было в «шоколаде». Кормили весьма сносно. Утром и вечером. Давали облизывать крышечки от йогурта, и если Кот где-то не доставал своим язычком, подсовывали йогурт на чайной ложечке. Мама, застуканная одним из рабочих в такой ответственный момент, отчего-то засмущалась и пустилась в объяснения, что, мол, Кот приучен к йогурту по утрам. Это было лишнее. Это и так было видно. Стул за общим столом у Кота был свой, но частенько гости, не ведающие в семейной иерархии, его занимали. Не станет же воспитанный Кот сгонять гостей со своего стула. Приходилось с этим мириться. Но, если гость зазевается, встанет для тоста, то место занимал законный хозяин. И тогда, вспомнив о совести, гости начинали искать себе другой стульчик. И это было справедливо.

«Это я удачно зашел», – так часто на досуге рассуждал Кот, вспоминая тот голодный майский вечер. И на душе становилось тепло и верилось в вечное кошачье счастье.

Но за счастье, как известно, надо бороться. А врагов у Кота было предостаточно. Во-первых, злые прожорливые собаки. С ними было не так сложно. Главное – подкараулить за углом и резко нанести удар по носу. А затем – на забор. И уже оттуда можно позлорадствовать. Они хотя и громкие, но недалекие. Да и со смелостью у них проблема. Храбрые, только когда шарахаются стаей. А Кот бесстрашен и ловок в одиночку. И за себя постоять всегда сможет. Так что Кот быстро вошел в авторитет среди собачьего населения Поселка. Собаки с ним предпочитали не связываться, а искусно притворялись, что не замечают Кота в упор. И резво ретировались, когда Кот замечал их. Во-вторых, люди. Не все из них, хоть они в целом и поумнее собак, относились к Коту, как он того заслуживал. Вот взять, для примера хозяйку поселкового бара. Кот назвал ее Барменша. Женщина красивая, хорошо пахнущая вкусной едой. Ясное дело, что умная, поскольку готовить умеет прекрасно. Невзлюбила Кота. А за что? Как-то Кот с корешами, тоже котами, понятно, навестил местный ресторанчик для проведения банкета. Не успели они как следует перекусить, как проснулась Барменша, закричала истошно, схватила швабру и давай гонять котов по кухне. Обзывала паскудами и негодяями. Коты от страха и обиды попрыгали аж на потолок. Отвратительнейшее происшествие.

Странно, что люди не задумываются обычно, насколько им легко обидеть котов. И при этом никто не вспомнит о разнице в росте или в весовой категории. Для котов люди, как для людей слоны. Великаны. А коты все равно не трусят и пытаются достигать своих маленьких целей, сохраняя при этом врожденное чувство собственного достоинства.

Из врагов также следует вспомнить и ежа. Эта несимпатичная животина нагло поселилась под елкой на Котовом дворе. Но и этого было мало. Обычно после прогулки на рассвете Кот возвращался к недоеденной на ужин еде, чтобы подкрепиться после ночных похождений. Но тут, стоп! Кот был неприятно поражен тем, как некто Еж без всякого на то приглашения громко чавкает из его кошачьей мисочки. Кот попытался восстановить скорую справедливость, но это оказалось себе дороже. Мерзкий Еж, применив недостойный прием, громко топая, гордо удалился под елку. Да он просто оккупант! Не говоря уже о том, что своим топотом он мешал спать родителям...

Некоторое время Кот делал вид, что не замечает наглеца, и проходил мимо, презрительно задрав хвост. Но выжить его со своего двора сумел. Пришлось Коту потрудиться. Он несколько суток добросовестно ставил метки по всему периметру елочки. До тех пор, пока люди, входящие во двор не начали морщить носы и ворчать. И Еж сдался, а может, просто задохнулся. Так или иначе, но незаконный поселенец исчез.

Были еще другие коты. Несмотря на то, что единоплеменники, а характеры у большинства никудышные. Завистливые, жадные и похотливые эгоисты. Почти каждый из них пытался проверить Кота «на вшивость». С каждым пришлось «помахаться».

В разгар лета пришла к Коту первая любовь. Пятнистая рыжеватая Кошка. Привела за собой рыженького котенка. Кокетничала с Котом умело. И он влюбился без памяти. Принял и пасынка как родного сына. Позволял гулять по своей траве, предлагал питаться из его мисочки. А они и не отказывались. Только Мама была против их отношений, что и сказать, свекровь. Дальнейшие события показали, как она была права, когда выступала против Пятнистой. Умная женщина.

Жил Кот по строгому, им самим придуманному распорядку дня. Приходил точно к завтраку, если родители замешкались, то производил ненахальную побудку. Затем – крепкий сон на траве или на мягком стульчике, это по настроению, где-то до ужина. Ну а ужин он, понятно, никогда не пропускал. В кругу родных, близких и друзей. Но на все есть свое время...

В восемь вечера Кот спрыгивал со стульчика и начинал активные приготовления к ночному выходу в высший кошачий свет. Он тщательно вылизывался, приводил себя в полный порядок. И после никакие уговоры не могли его оставить на месте. Минуты три поразмыслив, откуда следует сегодня начинать движение, он лез под забор, сверкнув напоследок знаменитыми белыми гетрами. И куда он собирался на этот раз – сражаться или флиртовать – оставалось  для всех загадкой.

Окончилось лето, прошла осень. Родители съехали в Город. Кот их ждал. Ждал каждый день, сидя на крыльце и чутко прислушиваясь к шуму. Нет, они не бросали Кота на произвол судьбы. Сосед за общей калиткой, Васильевич, очень хороший, котолюбивый человек, – стал для Кота лучшим другом и братом. Они вместе переживали холодные зимние месяцы. Васильевич приучил Кота по утрам к молочку с хлебушком. Но была у Кота одна вредная привычка, которую Васильевич, при всей своей лояльности к Коту, не приветствовал никак. Кот был замарашкой, он обожал поваляться в грязи, покувыркаться в пыли и как ни в чем не бывало заявиться к Васильевичу на свежепомытую кухню на перекус. За неаккуратность Васильевич имел с Котом продолжительные воспитательные, но безрезультатные беседы. А вот когда Васильевич заболел, уехал в свою деревню, а дороги замело снегом, вот тогда Коту пришлось по-настоящему туго. Набежали крепкие матерые чужие коты. Опыта боевых действий у юного Кота еще не было, а бои с противниками шли без правил. Особенно поразил его случай, когда заявилась вместе с новым любовником его Пятнистая и устроила кровавую разборку. И из-за чего? Из-за еды! Во время битвы побили даже глиняную посуду Васильича. Когда он вернулся, то сильно горевал. И жалел Кота. Кот истекал кровью, но позиций врагам не сдал. А кошка-то какова? Ах, Мама, как же ты была права... Нельзя верить кошкам. Так Кот во второй раз столкнулся с предательством.

Родители Кота навещали, привозили еду. Услышав шум мотора Маминой машины, Кот со всех лап, забросив все свои важные дела, несся домой, к родной зеленой калитке. Мама, надо отдать ей должное, тоже поступала правильно. Она не обращала внимания ни на кого, даже не успевала здороваться с Васильевичем, она бежала навстречу Коту. Широко распахнув объятья. Кот тоже бежал, но только до калитки. Он совершенно разумно рассуждал: зачем нестись навстречу, задрав хвост, если кормить его Мама будет опять-таки во дворе. Но не могла еда заменить Коту семью. Однажды, доведенный кошачьей «дедовщиной» до отчаяния,  Кот изловчился и прыгнул к Папе в машину. Папа вскоре обнаружил и выставил Кота. Сказал, что никак не может забрать его с собой в Город, хотя Кот и умолял его жалобно. Кот страдал, и Папа страдал – у пего на глазах были слезы.

Первую свою весну в поселке Кот встретил почти без скальпа. Он выглядел ходячим пособием для начинающего ветеринара. Приехавшая Мама лечила Кота мазями и каплями. Все затянулось, осталась только память о пережитом в виде множества шрамов на теле и большой кошачьей голове. Но, закалившийся в неравных боях с конкурентами, Кот стал одним из главных бойцов поселка. С ним начали считаться. Авторитет крепчал.

От такого отношения Кот становился важнее год от года. Да, он позволял себя погладить нужным и приятным ему людям, а в исключительных случаях –  подержать на руках, но это минуты две, не более. Но во всем остальном Кот требовал строгого соблюдения субординации,  поскольку считал себя «Круглогодичным Председателем Кооператива». И по этой причине регулярно собирал членские взносы: в натуральном съедобном виде – с жителей других дворов, а в зимнее время – и со строителей поселка. Возможно, это и не всем нравилось, но «сознательных» было больше.

Гости поселка не всегда сразу понимали  роль Кота в местной иерархии. Не особо смышленные делиться с Котом ужином не торопились. В таких «тяжелых» случаях Кот был скор на объяснения. Он ловко выбивал куски из рук зазевавшихся или заболтавшихся Гостей. Наиболее предпочтительными для Кота были куски курочки. Не мог он себе отказать в удовольствии.

Благодаря правильному, сбалансированному питанию, Кот крепчал и мужал. Весь в шрамах и залысинах, крепкого телосложения, он был похож на пирата. Походка уверенная и грациозная, черная пантера, да и только. А взгляд! Как утверждала самая умная и добрая женщина – Бухгалтер поселка – взгляд у Кота был нелюбезный. Возможно. Зато обладал гипнотическим притяжением. Любили его многие из кошек. Вот, к примеру, барская черная кошечка Даша из дома Георгиевича. Когда захочет ласки, хозяин зовет Кота и предоставляет им целую комнату для свиданий. Поскольку Георгиевич к котам внимателен и чуток. Или генеральская кошечка. Влюблена была зверски. Рожденный ею котенок от Кота настолько полюбился хозяину Генералу, что его забрали в столицу, в Киев. Назвали Алексеем, но чуть позже она оказалась Алексией. Хуже от этого дочка не стала. От благородных родителей и дети непростые.

Дружбы с Котом даже некоторые собаки искали. Заходила к Маме соседка с таксой, той самой, пустомелей. Такса ну вокруг Кота скакать, хвостиком вертеть, лаять, играть зовет. Кот себе цену знает, не суетится, смотрит на таксу неподвижным взором. А если она переходит границу дозволенного, пытаясь перейти с Котом на панибратство, получает увесистую затрещину. Тут уж и Мама, и Соседка дружно хватают «своих» на руки и с причитаниями разносят в разные стороны.

Многое перевидал Кот за годы жизни в поселке. Приезжали новые люди, строились дома, а иногда, к сожалению, съезжали из поселка родные и близкие Коту люди. Сильно заболел друг и брат Васильич, надолго, на два года уехал в свою деревню. Двор Васильича, который Кот также справедливо считал своим, заселили другие люди – Петрович с женой и ее сестрой. Они оказались очень прозорливыми людьми и сразу рассмотрели в Коте неординарную личность. Кот оценил их ум, щедрость и доброжелательность. К тому же они все любили широкие застолья и неизменно приглашали на них Кота. С ними было весело попировать, на равных принять участие в общих занимательных беседах, и он даже позволял себе слегка поухаживать за дамами. Логично, что Кот не огорчал их отказами. Да, в корысти Кота подозревать было необоснованно, особенно сытным летом. Нет, не за жирным куском ходил он в гости, а за добрым словом и равноправным общением. Зимой, понятно, бывало, бежал Кот впереди машины, завидев Петровича. Петрович, любящая душа, старался по возможности завернуть в поселок, привезти Коту гостинец. Знает Петрович цену дружбе.

А у Папы с Мамой вышла совсем беда. Несколько последних лет стал замечать Кот изменения в родной семье. Не так Папа стал относиться к Маме, как поначалу. Они часто ссорились. Почуял Кот – нет больше любви. Мама нервничает, даже Коту дерзит. Понять, в чем дело, не может. А все потому, что не чует «чужого» запаха. Запах «чужой» женщины шел от Папы. Сильный и настырный. Что поделать – люди не так совершенны, как коты. Ну в смысле обоняния. А Кот чуял. Только Маме не смог бы объяснить, да и пресловутая мужская солидарность сыграла злую шутку.

В итоге однажды весной Мама заселилась на дачу одна. Так в третий раз Кот столкнулся с предательством...

В то последнее лето Мама жила в Поселке без Папы. Папа приезжал пару раз. Кот его сразу узнал, бросился навстречу, катался перед ним, песню пропел, но, по-видимому, Папа и его уже не любил, уехал. Мама же Кота любила еще сильнее, и все ее гости относились к Коту трепетно. Даже подарили Маме точную копию Кота из папье-маше размером чуть больше оригинала. Как памятник на родину героя, при жизни, как для дважды героя.

Как-то во время многолюдного ужина услышала Мама рык Кота и сорвалась с места. Вслед за ней с воинственными криками понеслись все гости, примерно в количестве десяти человек. Кот гонял по периметру пришельца – серого кота. Серый, обезумев от ужаса, не заметив бассейна, плюхнулся в воду, но так же резко выпрыгнул из нее. На противоположном бортике бассейна его спокойно дожидался Кот. И тут началось! Крики, визги, затравленное мяуканье. Серому досталось крепко. И поделом... Запомнит навеки, какая у Кота армия спасения.

А за добро Кот привык платить добром. Он считал себя обязанным охранять Маму, когда она засиживалась в гостях у Барменши. Кот, зная непростой нрав Барменши, искренне волновался за Маму. Подождав для приличия часок-другой, шел под негостеприимную для него калитку. И уже оттуда начинал звать Маму так, как умел только он. Кот ощущал себя истинным сторожевым Котом. А потом, гордо задрав хвост трубой, провожал ее до дома под завистливые взгляды соседей. Впрочем, что касается соседей, то на безразличие Кот пожаловаться не мог. Соседи справа брали над Котом шефство в моменты отсутствия Мамы. Угощали его как родного. Правильные, надо сказать, соседи. Кот – званый гость во многих домах. Редкие шашлыки в Поселке проходили без его личного присутствия. Вечеринки, дни рождения, встречи – везде Кот успевал. За столом сидел как равный, но и сам никого не унижал. Знал меру.

Однако настоящая слава пришла к Коту неожиданно. Во время холодной зимы померзло много ежиков, и развелись в Поселке змеи. Историческую схватку Кота со змеей наблюдали Мама с Соседкой (мамой Таксы) и ее Подруга. Зрелище, надо заметить, не для слабонервных.

Таксина Мама с визгом запрыгнула на колодец и оттуда взирала на ход битвы. А храбрая Подруга Таксиной мамы запечатлела факт победы на камеру телефона. Полнейшее доказательство кошачьей доблести и чести. Откусил Кот голову змее, а потом и доел ее. Змеелов.

Это событие, обрастая героическими подробностями, пошло гулять по Поселку. Вот тут даже самые бестолковые из людей поверили классику: «Кот – древнее и полезное животное». К Коту потянулись толпы почитателей с подношениями и приглашениями в гости. Даже прежде неумолимая Барменша лично носила Коту отбивные из свининки. Неплохо, кстати, приготовленные. Приносила прямо во двор, поскольку посещать негостеприимный ресторан после известных событий Кот отказывался. Вот оно – настоящее признание, истинная заслуженная слава. Коту это нравилось: он и в дальнейшем стал откусывать змеям головы, оставляя их напоказ.

Вот так и стал Кот живой легендой Поселка. Известности его завидовали. Другие коты, разумеется. Но Кот строго пресекал покусительство на свой авторитет и регулярно после сытного ужина ходил лупить Рыжего кота Фермера. Рыжий с фермы был ни ногой, то есть ни лапой, а Кот туда шел постоянно, как боксер на тренировку. Вскоре Фермер взмолился и пошел жаловаться Маме: «Утихомирьте своего Кота, спасу от него нет, замордовал моего Рыжего». Только Кот был в курсе, как когда-то давно, в пору его юности, «строил» его Рыжий безжалостно. Зато теперь и расплачивался.

Этим последним летом завел Кот семью. Белая кошечка жила в доме Бабушки. Пришла к ней уже на сносях, что поделать, не все кошечки с юности умеют разбираться в котах. Или имеют от природы отличный вкус. Но Кота это не волновало, это была страсть. Общались они ежедневно. Беленькая окотилась и перехитрила Кота. Все четверо котят остались живы. Но Кот все равно ее любил. Щедро, от всей души угощал, чем мог. Приходил к ней для ежедневной беседы, предварительно обнюхав все углы двора Бабушки на предмет тайных любовников (кошечки, естественно). Погибла она осенью, отчаянно защищая своих котят от подлых поселковых собак. Кот ходил с ней проститься, он считал ее своей женой. Он не был предателем. Он был вернее, чем некоторые люди.

Главным другом и братом стал для Кота теперь Садовник. Хороший человек. Добрый. С котами уважителен. Только такой же привередливый, как и Васильевич. Грязи не любил. Кота за это с дивана выгонял. Кот уступать был не намерен и, упираясь, пытался столкнуть с дивана Садовника, если он не до конца понимал, чей именно диван. Скандалили порой, но дружили крепко. Общались, доверяли друг другу. Ходили по Поселку в ногу, вместе ужинали, работали в саду и коротали долгие зимние вечера.

И почти пережили зиму, но в феврале, на пике своей популярности, Кот исчез. В начале января в Поселке появилась концертная кошачья бригада. Кот принял активное участие в представлении. Слышно было на весь Поселок. Общее хоровое пение пришлось Коту по душе, и он отправился вслед за новыми приятелями. Через неделю забежал в Поселок усталый, но довольный. Пообедал с Садовником. И ушел опять, догонять гастролеров. Пришлась по вкусу свободолюбивому Коту кочевая жизнь артистов. Мама еще долго приезжала в опустевший двор. Привозила для него еду, спрашивала у всех, не видел ли кто Кота, и повторяла как заклинание: «Томик, мой хороший Томик. Ты самый умный, самый добрый, самый красивый и самый благородный. Профессор, нет академик, а не кот. Может, тебя украли, ты же такой завидный котенок, мой Томик».

Томик, где ты? Возвращайся. Пожалуйста...

Риса Николаева

 

Опубликовано в "Promotion Time" №7 (23) 2007


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color