18.10.2013

Мгновение

Он уходил. Ровными уверенными шагами, шурша осенней листвой. Последние лучи солнца зацепились за его льняные волосы и упали золотистой пылью на плечи. Как завороженная, я смотрела вслед – мне показалось, что изображение на его рубашке страдальчески исказилось. Крупное лицо какой-то рок-звезды – будто в попытке вытянуть ноту, которую человеку взять не под силу. Не люблю смотреть в спину – это означает потерю.

 

Играл уличный оркестр. Кажется, Штраус. Люблю классику, люблю определенность, умеренность во всем. А с ним было не так. С ним – на Луну, с ним – в кратер вулкана, с ним – на край света. Неважно, что ученые не знают, где это находится. Знал он. «Это там, где закончится наш мир». Как? О чем ты? Волны подкатывали к ногам, выкидывая на берег отражавшиеся в них звезды. Да, ты все поймешь. Мы с тобой другие. Хорошо или плохо? Просто по-другому.

Ночами он писал стихи. Сидел, свесив с окна ноги, вдохновляясь опасным мгновением. Еще чуть-чуть, последний предел и – полет. Когда ты творишь, все равно куда лететь – вверх или вниз. Ты свободен...

А потом была та безумная зима. Город медленно погружался в ледяную летаргию. Зима – твое время года. Может, в прошлой жизни ты был каким-нибудь северным королем? Нет? Почему? «Тогда ты должна была быть моей северной королевой». Я бы умерла в этом снежном мире без тепла и солнца. А ты этого не мог допустить. Хотя, если бы случайный Кай выложил из наших судеб слово «вечность», мне ничего другого не оставалось, как плакать алмазной россыпью в ледяные подушки. Но этого не случилось... Льдинки сложились в другую мозаику: «мгновение».

По весне пророчество растаяло и утекло по свету миллионами ручьев. И наше «мгновение» вместе с ними. Я поняла, что такое пустые слова. Если бы ты начал утешать меня в этот момент, просить прощения, жалеть. А ты не стал. Пустым словам не было места в твоей жизни, как и в твоих стихах. Поэтому мы просто побежали в разные стороны. Оттолкнулись посильнее друг от друга, последний раз ощутив взаимное тепло.

Началась театральная жизнь «после». В этой жизни я стала играть роль самой себя. Мой сериал смотрели тысячи зрителей ежедневно – на автобусных остановках, площадях, в магазинах, где бы я ни появлялась. Наверное, я не понимала, что в эти мгновения тоже могла быть частью чьей-то вынужденной игры.

А потом снова наступило лето. Наконец-то лето! Погружаясь в морские волны, я чувствовала, что прошлое оцепенение отпускает меня. Лицо тянется к солнцу, кожа ощущает легкое дыхание ветра – я становилась собой, а не ролью себя. Природой заложено приходить в этот мир через боль. В то лето я родилась второй раз.

И вот осень. Тогда я не сразу узнала его силуэт в аллее. Он шел навстречу, смотрел во все стороны, жадно вбирая вдохновение из низкого тумана, полумрака осеннего парка, цветных листьев и стылых луж. Мы остановились друг напротив друга буквально на миг. «Ты навсегда останешься моим главным вдохновением. Когда творишь, все равно куда лететь: верх или вниз...».

Не люблю смотреть в спину – это означает потерю. Но если не теряешь – не знаешь истинного вкуса жизни. Его терпкой неизбежности, сокровенного смысла МГНОВЕНИЙ.

 

Опубликовано в "Promotion Time" №6 (22) 2007

 


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color