14.10.2013

Дед

Дед сидел неподвижно. Его руки покоились на вытертых подлокотниках кресла, спина была неестественно прямая, голова упала на грудь, соломенная шляпа немного съехала на глаза, но деду это не мешало. Ему вообще уже мало что мешало.

 

Леся и Денис носились по двору, перекрикивали друг друга, иногда останавливались, и тогда веселые дразнилки переходили в потасовки, нанося ощутимый вред шикарному английскому газону. Впрочем, они знали, что дед их ругать не будет. Дед только с виду был строг, но кричать на внуков не мог.

Денис в очередной раз обогнал сестру на финишной прямой, угодил пяткой в клумбу с флоксами и радостно застучал ладошкой по вишневому дереву. Леся надулась. Она была младше брата на пять лет и считала, что ей надо уступать. Но Денису в его одиннадцать было неинтересно потакать мелюзге. По большому счету, и играл-то с сестрой он с оглядкой. Вдруг пацаны с улицы увидят – засмеют! Но высокий забор из необработанных валунов надежно защищал его немужские слабости.

– Пойдем, поиграем с дедом, – Леся потянула брата за руку.

Денис, разгоряченный победой, и поэтому великодушный, согласился на тихие игры возле вечно спящего деда. Леся уже бежала к веранде. Денис подумал пару секунд, не прихватить ли жука побольше, чтобы услышать дикий Леськин визг, но ничего похожего на газоне не было. Жуки, не будь дураками, попрятались в норы, едва заслышав топот босых ног супергероя. Денис издал воинственный клич и рванул вслед за сестрой. Он обогнал ее, первый ступил на дремлющие солнечные доски пола и хвастливо оглянулся на Лесю. Та остановилась – собирала маргаритки у веранды и плела венок. Правда, по-настоящему плести венок она не умела. И поэтому просто неумело тасовала цветы, превращая их в некую икебану хаоса. Денис лихо заломил деду шляпу на затылок, приподнял ему голову и заглянул в глаза. Правый глаз у деда был стеклянный – этакая голубая пуговица, а левый же постоянно был прищурен, и как ни пытались брат с сестрой его открыть, у них не получалось. Леся притащила свой рассыпающийся венок и водрузила деду на колени.

– Очень это ему надо, – фыркнул Денис. –    Ты бы лучше ему чашку рому принесла и трубку.

– Что такое ром? – Леся взглянула на брата. – Это чай?

– Чай, чай, – развеселился Денис, – йо-хо-хо, и бутылка чаю.

Он схватил руку деда и затряс ею, демонстрируя, как им двоим смешно.

Леся опять решила было надуться, но передумала и подвезла к креслу деда маленький столик на колесах. Там стояла тарелка с яблоками и печеньем.

– Кушай, дедушка! – Леся попыталась заглянуть деду в лицо, но голова его опять упала на грудь.
Денис демонстративно сел на пол и начал стучать ногами, держась за живот.

– Леська, ты – номер! Ты просто шоу! Какие яблоки! У него ж нет зубов.

– А у тебя нет мозгов, – по-взрослому грубо отрезала Леся и тут же перешла на ласковый тон, – кушай, дедушка, я тебе пожую.

Солнце уже тонуло в пене деревьев, резвясь тонкими лучами на прощанье. Городок поворочался и засобирался к ужину. Хозяйки в летних кухнях резво застучали ножами по пучкам зелени. Мужчины, потягиваясь, вставали с полосатых шезлонгов, путаясь в ворохе спортивных газет. Дети и собаки кружились у накрывающихся столов, пытаясь стащить кусочки повкуснее.

Леся, утомленная жеванием жестких яблок, дремала у кресла неподвижного деда, а утомленный Денис спал прямо на досках веранды.

– Это что за лежбище котиков?!

Веселый раскат грома заставил подпрыгнуть детей, и спросонья они не сразу узнали высокого, статного человека, закрывшего собой весь проем двери. Через седину его волос било закатное солнце, глаза прятались за большими очками, но даже сквозь стекла они сверкали и искрились. В руках он держал пропахший рыбой ящик. Да и сам был весь в рыбном запахе, сапоги – в разводах от тщетных попыток смыть ил, а огромный обвисший свитер, казалось, был соткан из рыбьей чешуи.

На этот раз Леся оказалась проворнее брата. Стряхнув с себя сон и остатки яблок, она подпрыгнула, высоко взвизгнула, когда сильные руки рыбного человека подхватили ее, и, зарывшись в ослепительную белую бороду, оповестила тишину:

– Дед с рыбалки вернулся!

За ужином дед, смеясь, рассказывал заглянувшим в гости соседям:

– Я им говорю: «Это что за карикатура на деда?», – он картинно повел рукой в дальний угол веранды, куда ошвартовали старое кресло. – А они мне: «Это, дедушка, мы играли, будто ты старый, тебя ж нет – ты неделю на рыбалке, вот мы в тебя и играли». Вот черти! Тряпья старого в одежду напихали, на подушку пуговицы пришили, шляпу от пугала натянули и это им дед! А как щуку дедушкину трескать, так они первые!

Когда небо затянулось звездами, Леся залезла к деду на колени, прижалась к нему и на миг застыла:

– Знаешь, дедуля, когда ты и вправду станешь старым, я буду катать тебя на прогулку и жевать тебе яблоки.

Денис фыркнул:

– Вот сказала так сказала! Сама-то поняла? Когда дед будет старым, ты станешь взрослой тетей и у тебя будет полно дел!

Леся смешалась на минутку, приоткрыла пухлый ротик, но сразу же заулыбалась, поплотнее прижалась к деду и прошептала прямо в его седую бороду:

– Ну мы что-нибудь придумаем, деда!

Мария Бабичева

 

Опубликовано в "Promotion Time" №5 (29) 2008


Default Theme
Layout
Body
Background Colorddd
Text color
Top
Background Color
Text color
Bottom
Bottom Background Image
Background Color
Text color